Полный перевод новеллы “Ловушка Памяти”, опубликованной в NieR: Automata World Guide. Перевод выполнила Полька.

– Ловушка Памяти –

1

Сквозь клубы пыли ослепительно сверкнул своим лезвием острый клинок. То был меч класса 4-O – настоящее произведение искусства, выдаваемое исключительно элитным бойцам, сражающимся на передовой. Со скрежетом из-под лезвия вылетели искры, и обездвиженный враг отлетел на приличное расстояние, описав в воздухе ровную дугу.

Обезглавленное тело биомеханоида взорвалось, едва коснувшись раскалённого песка, и в горячий воздух взметнулись ржавые останки ему подобных.

Звук взрыва очень скоро утих, оставив лишь заунывную песню ветров пустыни все так же нестись над барханами.

Постепенно пыль с песком улеглись, и на фоне знойного неба, стало возможным разглядеть человеческий силуэт. Издалека можно было безошибочно определить, что он принадлежит женщине – мягкие изгибы тела, тонкая талия, крепкие стройные ноги под развевающейся юбкой делали это очевидным.

Однако её нельзя было назвать ни “женщиной”, ни “человеком” ни в коем разе – потому что такие, как она, вообще не имеют пола в биологическом плане. Она – андроид ЙоРХа модель 2, тип Б – или сокращённо 2-Б. Модели её типа специализируются в ближнем и дальнем бою.

Уже очень давно люди оставили Землю, укрывшись на лунной базе от нападения пришельцев. И теперь вся планета превратилась в бескрайнее поле брани между живыми роботами и андроидами, чьей первостепенной задачей стояло незамедлительное уничтожение врага.

Убрав свой меч в ножны, 2-Б обернулась и произнесла:

– Это всё?

В ответ на её вопрос сверху спустился объект, до этого паривший на высоте двух метров от земли – тактическая боевая единица, обеспечивающая поддержку, более известная как дрон. Обладая прямоугольной головой и четырьмя конечностями различного калибра, в основном передвигается по воздуху, однако перемещения под водой так же возможны. В дрон обычно встроены модули дальнобойной атаки, оценочный модуль анализа текущей ситуации, модуль связи, аптечка и многое другое для полной поддержки андроидов ЙоРХа в бою.

– Ответ утвердителен: вражеские единицы не обнаружены в радиусе пяти километров от точки доступа.

– Ясно, – пробормотала 2-Б, ступив в металлическую конструкцию, которая была лишь чуть выше ее. Точка доступа, во времена человеческой цивилизации известная как “торговый автомат” является важным стратегическим объектом, с помощью которого осуществляется коммуникация с Бункером и сбор информации об окружающей местности.

В любое время и в любом месте без всякого предупреждения биомеханоиды атаковали все возможные точки доступа. В городских руинах ли, в центре пустыни – не имело значения, они неизменно слетались туда как мухи на мёд, вследствие чего солдатам ЙоРХа все время приходилось получать и отправлять свою почту с боем. Впрочем, это уже стало совершенно обыденным делом для всех.

Теперь, наконец-то зачистив прилежащую территорию, 2-Б смогла сосредоточиться на своей изначальной цели, с которой она сюда и прибыла. Однако, не успела она открыть свои входящие сообщения и прочесть новое с грифом “совершенно секретно”, как ее отвлек его голос.

– 2-Б!

Неожиданное восклицание принадлежало модели 9, типу “С”, сокращенно 9-С. Так же, как и она, он являлся андроидом ЙоРХа, но выглядел уже не как женщина, а как худенький юноша.

– Командование прислало новое сообщение?

Несмотря на то, что прочесть чужую почту возможным не представляется, модели-Сканеры специализируются в исследовательской деятельности любого рода и снабжены острой интуицией вкупе с высокой наблюдательностью. Поскольку обычно в это время не поступало никаких новых рассылок от Людского Консулата, а читать личную почту прямо перед началом миссии считается весьма нежелательным, он легко сделал вывод, что сообщение поступило напрямую от Командира.

– Нет, это просто инструкции к другой миссии. И вообще-то, – она попыталась сменить тему, – Точка нашей встречи находится не здесь.

Заданная точка находилась гораздо ближе к месту дислокации.

– Ну.. я знаю, но было похоже, что ты попала в бой, так что… Я подумал, что лучше мне прийти и помочь.

– Я не нуждалась в помощи.

В конце концов, если бы она в одиночку не могла справиться с таким небольшим количеством биомеханоидов, её бы точно посчитали дефектной Б-моделью.

– Д-да, похоже на то… – дернул плечами 9-С, – в любом случае мы уже встретились, так почему бы нам не отправиться к месту дислокации вместе?

На карте с нанесенными топографическими данными появилась новая отметка, к которой они и направились.

2

– Охх! Ну опять этот дурацкий песок у меня в ботинках!

Продвигаясь вглубь пустыни 9-С сразу почувствовал, что в обуви что-то сильно мешается. Это что-то было похоже на воду, переполнившую сапоги, но на поверку оказалось просто песком.
Так всегда и бывает, когда гуляешь в этой местности, это совершенно естественное явление, о котором совершенно не обязательно постоянно ворчать, так думала 2-Б. Но, похоже, 9-С не замечал ее скепсиса, хмурясь и чертыхаясь на каждом шагу. И этому не было конца.

– Неужели это тебя совсем не беспокоит?

– Совсем не беспокоит ЧТО?

– Песок! Неужели в твоей обуви совсем нет песка, 2-Б?

– Да, есть, это весьма странное ощущение, конечно. Однако оно не мешает моему передвижению.

Разумеется, песок был помехой, засоряя атмосферу вокруг и тем самым ухудшая видимость, но, похоже, тот, что забивал обувь, не волновал ее совершенно. Осознав это, 9-С тут же понурил голову.

– При чем тут передвижение, дело в ОЩУЩЕНИИ! Неужели оно тебя не бесит?

– Эмоции запрещены.

Боже, сколько раз приходилось повторять ему эту фразу… Ведь это была далеко не первая их совместная миссия.

– Да, да…

9-С всегда отвечает на это резким и немного обиженным тоном, надувая губы, словно маленький ребенок. Хотя на самом деле в этот момент он чувствовал себя виновато.

2-Б слышала, что солдатам ЙоРХа запрещены эмоции, потому что когда-то давно целый отряд провалил важную миссию как раз из-за этого. Разумеется, эмоции всегда вмешиваются не к месту, оказывая пагубное воздействие на суждения и поступки, потому она всегда верила в то, что они – штука ненужная. По крайней мере, лично ей…

– Эй! Это ведь оно?

9-С указал на строение, выросшее перед ними словно из-под земли. Конечно, это было не столь уж удивительно, поскольку местонахождение было отмечено на карте, однако бушующая песчаная буря произвела именно такой эффект неожиданного появления – до этого момента 2-Б не могла даже разглядеть его очертаний.

– Ответ утвердителен: это и есть искомый объект. Конструкция, стоящая здесь со времен человеческой цивилизации, – раздался рядом с 2-Б механический голос. Он принадлежал не ее дрону 042, но дрону номер 153, который был закреплен за 9-С. Эти неизменные спутники андроидов никогда не разговаривают, только если никто не обращается к ним напрямую, либо если сам дрон не сочтет нужным заговорить. Они всегда отвечают лишь на вопросы того, кому они непосредственно ассистируют в бою.

Неожиданно песчаная буря стихла, открывая взору чудовищных размеров каменную арку. 2-Б заметила, что строение, высеченное из камня, было практически одним целым со скалой, очевидно полой внутри. Такая странная архитектура.

– Похоже, раньше это называлось “храмом”, это такое место, где люди исполняли определенные религиозные обряды. Кажется, когда-то давно он носил называние “Пустынный Храм” и в начале своего существования был чьим-то домом, но потом люди посчитали это место святым… в общем, что-то вроде того!

2-Б отметила, с каким жаром он рассказывал об этом. Для моделей С-типа характерна неконтролируемая жажда знания и исследования, потому им интересно абсолютно всё на свете.

– Пойдем, пойдем, 2-Б!

Его голос дрожал от нетерпения, и он стремглав пустился бежать, поднимая по дороге целые клубы песка из-под ног. Резкая перемена его настроения была так забавна. Он такой эмоциональный. Губы 2-Б тронула улыбка, но она тут же постаралась подавить её.

– Эмоции… запрещены…

Она так крепко об этом задумалась, что невольно произнесла свои мысли вслух, прежде чем успела что-либо предпринять. 9-С обернулся.

– Ты что-то сказала?

– Ничего, – последовал холодный ответ.

Нужно было идти к Пустынному Храму.

3

Внутри было так тихо, что казалось, будто бы в глубине храма умерли все звуки. Неистовый ветер, немилосердно терзавший уши путников, стал практически не слышен за толстыми стенами.

– Ха, здесь так прохладно, словно работают кондиционеры…

– Ответ отрицателен: в здании отсутствует система кондиционирования. Ощущение прохлады возникает исключительно по причине разницы температур внутри и снаружи, – незамедлительно отозвался дрон 153.

– Оййй, да знаю я. Просто это так ощущается! – огрызнулся 9-С, быстро нырнув в небольшой проход. 2-Б последовала за ним, стараясь быть всё время начеку.

Звуки шагов и ровный гул дроновских процессоров отдавались в каменных коридорах гулким эхом. Неожиданно целый кусок потолка с грохотом обвалился, впустив солнечный свет в прежде абсолютно темное помещение. Благодаря этому, наконец-то стало возможным в полной мере оценить окружающую обстановку – на лестничных пролетах были систематически расставлены странные прямоугольные камни.

– Ничего себе. Неужели песок смог добраться и досюда?

9-С перегнулся через перила, разглядывая комнату, расположенную ниже. Она практически полностью была погребена под толщей песка. И пол и даже стены покрывали целые песочные горы.

– Гипотеза: песочный массив оказался здесь не из-за естественных причин, его сюда доставили вручную. Однако, дата и цель данных действий неизвестны.

– Вручную? То есть, ты хочешь сказать, что люди каким-то образом направили его сюда? Например, с помощью… искусственной реки?

– Ответ утвердителен. Будет корректнее назвать этот массив рукотворными зыбучими песками.

– Интересно, зачем они здесь… Говоришь, неизвестно, кто и зачем их создал?

– Ответ утвердителен.

Сколько же еще на свете тайн оставил за собой Прежний Мир… Может быть, люди и укрылись на Луне, однако не было никакой гарантии, что они смогли забрать с собой всю так необходимую им информацию. Именно по этой причине андроиды до сих пор проводят различные исследования, чтобы собирать и хранить все доступные данные о человечестве.

– Есть ли поблизости враг? – спросила 2-Б дрона 042. Она не чувствовала ничьего постороннего присутствия, однако перестраховаться всегда полезно.

– Анализирую: Сканирование не выявило в здании ни одной вражеской единицы.

Это означало, что даже если из чистого любопытства 9-С начнет вести себя безрассудно, опасность ему ниоткуда не грозит. Однако, среди биомеханоидов существуют типы, способные глушить любые радиоволны, потому храм все еще нельзя было считать полностью безопасной территорией.

– Внимание: Этажом выше обнаружены повреждения пола и лестничной клетки.

9-С рассмеялся в ответ на предупреждение дрона 153.

– Это и без тебя видно! Правда, 2-Б?

2-Б чуть кивнула в ответ, попутно отмечая гигантский размер валуна, преграждающего путь к лестнице, ведущей далее.

– Похоже, этот булыжник когда-то был частью потолка. Может он и поврежден, но края стыков легко проследить, – 9-С опустился на колени, чтобы исследовать его, и затем обратил внимание на потолок.

2-Б последовала его примеру и вскоре они оба внимательно смотрели на прореху, через которую было видно ослепительно синее небо.

– Интересно, почему он обвалился…

Ну, как минимум, биомеханоиды не стали этому причиной. Главной целью существования андроидов является вернуть Землю ее истинным хозяевам, людям, и, по возможности сохранить всё в первозданном виде. Поэтому они предпочитали держаться от таких мест подальше, чтобы не провоцировать новых стычек, которые могли угрожать их целостности.

Потому-то и было сложно поверить в то, что в окрестностях храма в принципе могла произойти битва. Любой андроид, встретив здесь врага, тут же предпочел бы увести его на более открытую местность, как можно дальше от развалин.

– Анализирую: обрушение произошло более тысячи лет назад. Следовательно, выяснить его причину не представляется возможным.

– Ого, более тысячи лет назад! Это потрясающе!

– Потрясающе?

– Конечно! Если потолок развалился так давно, значит, это здание даже старше, чем я думал, и ему уже несколько тысяч лет. Не могу поверить в то, насколько оно хорошо сохранилось, ведь климат пустыни далеко не так мягок, удивительно, как только песчаные бури не источили его стены полностью за столько лет! – практически на одном дыхании выпалил 9-С, резво вскочив на ноги. Быстрым шагом он поспешил в комнату, находящуюся рядом с лестницей, причем настолько целеустремленно, словно его кто-то туда позвал.

– Что такое? – с легким изумлением спросила 2-Б.

9-С сосредоточенно разглядывал массивные двери, которые были наполовину приоткрыты.

– Как думаешь, как они оперировали такой махиной? То есть, ведь все сделано из камня, верно? Посмотри, какие они мощные – готов поспорить, такое сдвинуть было ни одному человеку не под силу.
Двери были задуманы как раздвижная конструкция, но не двигались в стороны ни на йоту, какие бы усилия ни приходилось прилагать, чтобы хоть немного их раздвинуть.

9-С склонил голову набок в нетерпении.

– Как думаешь, может где-то есть источник питания для этих дверей? – 9-С впился взглядом в непроницаемую темноту комнаты перед ним. По сравнению с той, залитой солнечной светом, в которой они стояли, эту ничто не освещало. 9-С уже был готов войти в эту темноту, как его остановил дрон 153.

– Задача: Требуется обеспечить освещение.

– Ну так включай!

– Подтверждаю.

Темноту прорезал луч встроенного в дрон фонаря, осветив приличную часть помещения. 9-С и 153 скрылись за дверьми и свет слабел по мере того, как они удалялись вглубь комнаты. 2-Б тихо последовала за ними, дав своему собственному дрону команду так же включить освещение.

9-С осмотрел потолок, затем живо переключил внимание на стены, пробежав немного вперед. Его быстрые шаги отзывались в темноте звонким эхом, когда, то и дело останавливаясь, он принялся активно изучать каменные плиты, которыми был вымощен пол. 2-Б показалось что у нее уже голова идет кругом от его неугомонности.

– Пол, стены, даже потолок – все высечено из камня! Причем для этого людьми были использованы огромные куски каменной породы! Представляешь, они высекли такие вот большие плиты и составили их вместе… я никогда не видел такого уникального необычного архитектурного стиля! Какую технику они использовали для того, чтобы все это отстроить? Как им удавалось осуществлять транспортировку? И как им удалось выверить баланс между всеми частями с помощью всего одной колонны? – 9-С не скрывал живейшего интереса, подбежав к противоположной стене, – мне кажется, именно тут располагалось освещение. Вот тут, на этой длинной подставке.

– Подтверждаю: След осветительного прибора более известного как “факел” информирует о том, что, скорее всего люди ставили его именно сюда.

– Раз, два, три, четыре… Всего тут восемь креплений. Интересно, для чего использовали эту комнату? Не похоже, что для религиозных ритуалов.

Завершив обследование комнаты, 9-С обнаружил в стене заднюю дверь. Однако, в отличие от входной она была крепко закрыта.

– Может, прозвучит глупо, но… – он уперся руками в стык между створками, – я посмотрю, смогу ли это открыть. Хотя, скорее всего это невозможно…

С глухим скрипом двери поддались, и медленно раздвинулись в стороны.

– Что!? Это и правда сработало!? – 9-С удивленно уставился на новый, теперь ярко освещенный дроном проход перед ним. Ведь долг дрона – это не только ассистировать в бою, но и оказывать поддержку в сборе новой информации.

– Внимание: зафиксирована сильная разница высоты дверей и прохода за ними. Передвижение может быть затруднено.

Но, к несчастью предупреждения дрона было недостаточно для того, чтобы угасить любопытство в андроиде С-типа.

– Я сейчас! Я только на пару минут!

С этими словами 9-С скользнул в узкий проход и, сухо скрипнув, двери за ним затворились.

4

Когда 9-С и его дрон скрылись за дверьми, 2-Б тихо вздохнула. Нельзя было терять ни минуты.

– Дрон, запустить программу ближнего боя. Приготовить соответствующее вооружение.

– Подтверждаю: активирована радиоволновая маскировка. Соответствующее вооружение активировано, – последовал бесстрастный ответ дрона 042.

– Сменить режим боя на “анти – ЙоРХа”.

– Режим “анти – ЙоРХа” активирован. Идентификационный сигнал подавлен.

Как только 2-Б подумала о том, что же ей предстоит сделать, её сердце упало. Сохраняя самообладание с огромным трудом, она осадила саму себя.

Это просто часть миссии. Да, просто миссия. 2-Б постаралась сосредоточиться на словах “совершенно секретно”, пылающих огненными буквами в ее голове.

Это случилось сразу после того, как она дислоцировалась на Землю. Мигнуло уведомление о новом входящем сообщении. Это случилось не в Бункере. Не в момент вхождения в слои земной атмосферы. Это случилось в пустыне. Как только она прибыла туда, дрон информировал ее об этом.

Она сразу поняла, что будет в письме. Оно поступило напрямую от Командира, а не от оператора, в то время, когда никто не смог бы ей помешать прочесть его. Высший уровень секретности.

На самом деле 2-Б знала о своем предназначении еще задолго до того как получила это сообщение. С того момента, как их с 9-С отправили на совместную миссию в развалины храма, она знала что за этим скорее всего последует приказ о его уничтожении. И, к несчастью, это предчувствие оказалось верным.

– Дрон. Определи точку местонахождения 9-С и построй лучший обходной маршрут к этой точке.

– Подтверждаю. Определить точку местонахождения 9-С и построить оптимальный маршрут к этой точке.

2-Б отвернулась от двери, за которой исчезли 9-С и дрон 153. Для преследования всегда лучше использовать окольные пути. Лучше не идти за ними. Лучше забежать назад и устроить ловушку.
В конце концов, её целью является С-тип. Самой новой и совершенной модели, которой ни больше, ни меньше, нет равных в сборе и анализе информации,. Нужно быть осторожной, иначе он заметит.
И еще одно – 2-Б знала, что по своим боевым характеристикам во много раз превосходит С-модель. Исход боя был предопределен заранее, потому можно было не пытаться устраивать засад. Но ей хотелось покончить с этим как можно быстрее. Чтобы он не успел даже понять, что и кто его атакует. Если у нее получится, то он не почувствует ни слишком сильного страха ни слишком невыносимой боли…

– Поиск завершен, – раздается ровный голос дрона 042, который служит для нее своеобразным проводником, пока она пробирается обратно в сторону выхода. Она возвращается к фрагменту обрушившегося потолка и одним прыжком перескакивает через него.

Стараясь производить как можно меньше шума, 2-Б спустилась вниз по лестнице. Сигнал чёрного ящика 9-С шёл из соседней комнаты. Тихо вытащив меч из ножен, она подкралась к дверям. Они были приоткрыты, так же как и первые двери, что встретились им на пути. Однако, его почему-то нигде не было видно.

2-Б осторожно подошла ближе, ни на секунду не теряя бдительности. Вокруг не было никаких препятствий – ему будет негде укрыться. Однако она ещё не была полностью уверена, стоит ли входить…
Неожиданно она ощутила чье-то присутствие у себя за спиной, и резко увернулась в сторону от града пуль, со скрежетом врезавшихся в каменную стену – вне всякого сомнения, это была атакующая программа дрона в действии.

Выпрямившись 2-Б обнаружила, что на неё направлено лезвие. То был 9-С, каким-то образом петлявший всё это время позади. Длинный меч, предназначенный для ближнего боя, блестел в его руке.

Она и помыслить не могла о том, что он когда-нибудь сможет атаковать её. Она так долго планировала устроить засаду – и сама же в неё попалась.
Это по-настоящему застигло её врасплох.

Сперва она хотела выбить оружие из его рук, но тут же передумала.

Почему 9-С владеет этим мечом? Модели его типа вообще не умеют так обращаться с оружием ближнего боя.

2-Б ловко уворачивалась, стараясь держать дистанцию, не упуская из виду, как быстро и яростно сверкает меч 9-С. Вскоре ей удалось скрыться, ведь если бы она безрассудно бросилась выбивать оружие как изначально и планировала, он бы легко смог серьёзно ранить её ногу. Похоже, что 9-С устроил ей хитроумную ловушку, зная о том, что никогда не превзойдет 2- Б силой.

Обеспечив себе фору огромным прыжком, она бросилась в одну из комнат, противоположную той, из которой исходил сигнал его черного ящика. Рассчитав примерное время с того момента как их пути разошлись, 2-Б решила что 9-С скорее всего не успел приготовить ловушку и в других комнатах тоже.

9-С быстро последовал за ней. Понимая, что укрыться ему негде, он предпочел не мешкать. Используя лазер дрона 153 как отвлекающий маневр, он атаковал её. Изумленная его агрессивным боевым стилем,
2-Б наблюдала, как отчаянно он шел в атаку – не избегая прямой схватки, зная, что она, скорее всего, будет для него смертельной. Она никогда прежде не видела его таким.

Ловко уворачиваясь от лазерных лучей дрона 153, 2-Б ринулась вперед, чтобы нанести резкий удар, но 9-С оказался гораздо быстрее, чем она думала, и удар прошёл мимо. Хотя, возможно, больше всего её отвлекали атаки дрона 153. Потому она отдала приказ собственному дрону:

– Дрон! Задать номер 153 своей основной целью!

Дроны не запрограммированы атаковать друг друга в бою, потому как только они оказываются на линии огня, происходит переключение в режим уворота. Иными словами, у 2-Б появилась возможность перебивать лазеры дрона 153 во время активации этого режима, что позволило ей выиграть всего несколько секунд, но этого было вполне достаточно.
Молниеносным движением она приблизилась к 9-С вплотную. Он приостановился, потому что не ожидал атаки на свой дрон, и теперь её меч был наставлен прямо на него.

«Вот и всё» – пронеслось в голове 2-Б, перед тем как всё её тело охватило ощущение страшного дискомфорта, и она выпустила рукоять меча, которую так крепко сжимала прежде. Меч с холодным звоном упал на пол.

Она попыталась открыть глаза, но у неё не вышло. Руки и ноги словно окаменели – всё её тело в один момент перестало ей повиноваться.

Внезапно она увидела, как каменные плиты пола приближаются к ней, или точнее – она к ним… Падая, она услышала за спиной его голос.

– Прости.

5

– Значит, это не было ошибкой, – пробормотал 9-С. Хотя на самом деле звука его голоса не было слышно, потому что такого понятия как «голос» в зоне взлома не существует. Она представляет собой сплошное белое пространство – ничего более, и все мыслительные процессы визуально распознаются в ней лишь как часть чьих-либо личных данных.

«Я бы очень хотел, чтобы это оказалось ошибкой» – подумал 9-С.
2-Б, желающая его смерти – это как-то слишком. С каждым новым небрежно оброненным словом его сомнения росли, пока не выросли в уверенность. А затем уверенность стала реальностью.

– Я не хотел этого делать.…__

Это не ложь. Правда. Просто он не придумал никакого иного решения. С того самого момента как ему стало известно, что командование послало 2-Б шпионить за ним, он пытался найти какой-то выход, но все усилия были тщетны.

– С-тип никогда не сможет противостоять Б-модели в бою…

У 9-С была масса времени, чтобы оценить боевые способности 2-Б во время их многочисленных совместных миссий. Если бы он не взломал ее системы, исход битвы был бы для него весьма предсказуем.

Он проанализировал и сделал вывод – чтобы взлом удался, придется вступить с ней в открытую схватку. Только так можно будет установить достаточно тесный контакт для хакерской атаки, потому что хищник наиболее уязвим как раз в тот момент, когда жертва оказывается в его когтях. 9-С понял это, изучив дикую природу Земли.

С другой стороны этот взлом прошел точно так, как было нужно, потому что 2-Б действительно намеревалась убить его в тот момент. Если бы не это намерение, он мог бы инициировать хакерскую атаку сколько угодно раз – они бы попросту шли мимо цели, и он бы не достиг результата никогда. Потому его успех служил самым главным доказательством того, что она хотела его убить.

– Как ни посмотри, мы оба делали то, что делали исключительно во имя своих личных целей.

Хотя в данный момент 9-С чувствовал, что делает что-то похуже убийства. Он не только напал на неё, но и влез в её голову без разрешения. Это ужасно, он понимал. Но всё же…

– Я хочу… узнать кое-что.

9-С с осторожностью проследовал в область, где располагалось хранилище памяти. Он взломал 2-Б совсем не для того, чтобы взять контроль над телом и убить её. Во что бы то ни стало, он хотел узнать всё.

«Следовательно, твоя основная задача – уничтожить 9-С.»

Похоже, самыми свежими воспоминаниями в её памяти были строки из сообщения. Несомненно, того самого, что она прочла с помощью точки доступа. Незаархивированные воспоминания располагаются не в хронологическом порядке, а состоят из фрагментов тех мгновений, когда андроид был под наиболее сильным впечатлением от происходящего.

В тот момент, когда она открыла файл письма, её взгляд упал как раз на эти строки “следовательно, твоя основная задача – уничтожить 9-С” потому что она с самого начала ожидала это увидеть. Её мысли вновь и вновь обращались к страху получить это сообщение, потому её глаза сразу же так лихорадочно впились в этот текст.

«Подтверждение получено…»

«Похоже, он пытался…»

«Архивы…»

«Доступ к главному серверу…»

«Окончательное решение… в скором времени…»

«Настоятельно рекомендуется…»

«Запретной…»

«9-С инициировал…»

Фрагменты памяти были рваными – значит, 2-Б была очень расстроена, когда читала эти слова. Более того – сам 9-С появился как раз в этот момент, потому у неё, конечно, не было времени на то, что бы привести мысли в порядок…

9-С проникал все глубже и глубже в её память в поисках ответов на свои вопросы.

– Кажется, вот он… Секретный разговор 2-Б и Командира.

В этом фрагменте Командир стояла спиной к 2-Б. Похоже, она передавала ей конфиденциальную информацию – не только во время трансмиссий, но и лично.
– Но… разве стандартной задачей С-типа не является единоличное обследование местности?

– Ты слишком много волнуешься о том, что является стандартом, а что нет. Бывают и исключения. Представь, что будет, если сканер окажется на местности, которая наводнена врагами? С-модели не предназначены для боя. Потому было бы совсем неплохо обеспечить им напарника, готового оказать поддержку.

-…Ясно. Будет сделано.

– Сейчас от тебя требуется лишь мониторинг его действий. Дальнейшие инструкции получишь позже.
Это воспоминание относится ко времени ещё до того, как они впервые встретились. На тот момент он точно не сделал ещё ничего «запретного», но, не смотря на это, Командир решила, что ей нужно найти того, кто бы шпионил за ним. Ему была очень интересна истинная причина её подозрений.

Неожиданно текущее воспоминание перебилось другим:

– Обычно такие сканеры как я работают в одиночку, разведывая информацию о враге и всё такое. Я никогда не работал в паре. Это так весело!

Ах, он помнил это. Эти слова он сказал 2-Б во время их самой первой совместной миссии. Возможно, она вспомнила свой разговор с Командиром как раз после его фразы. В тот момент 9-С ещё не догадывался, что даже уже тогда 2-Б не спускала с него глаз. Не говоря уже о том, что они будут работать вместе и «позже».

С горечью он оставил этот фрагмент и перешёл к следующему. Этот так же содержал воспоминания о разговоре с Командиром, но на этот раз через трансмиссию. Её властный голос перекрывали сильные помехи.

– … С-модели созданы для сбора и анализа информации. Из-за заложенной в них программы их любознательность может заходить слишком далеко. Думаю, такова судьба всех моделей С-типа…

«Что такого в том, чтобы знать слишком много?», – размышлял 9-С, – «что в этом дурного?»

– Я уверена, что наступит день, когда 9-С узнает то, что знать не положено. Нет, возможно, он уже наступил.

Он ничего не мог на это возразить. Он действительно пытался взломать главный сервер командования без разрешения.

– Пока что мои опасения не подтвердились. Однако, недавно кто-то пытался взломать наш главный сервер, не авторизовавшись. Эта попытка была провалена. Но следующая вполне может…

Это верно – в первый раз у него ничего не вышло. Его отпугнул атакующий барьер. Он немедленно эвакуировался из зоны взлома, что бы не оставить за собой никаких следов. Но даже это не могло его остановить. Чем надежнее была защищена информация, тем сильнее было его желание узнать, что же находится за барьерами. Он знал, что это опасно, но ничего не мог с собой поделать. Если в мире существовало хоть что-то ему неизвестное, он просто не мог это так оставить.

Вот что значили слова Командира о судьбе моделей С-типа. Она была права – для подозрений имелись все основания. И у неё были все права даже убить его за это.

В следующем воспоминании местом действия снова был Бункер. Однако в этот раз Командир стояла лицом к 2-Б.

– Модели С-типа не предназначены для сражений. Потому у тебя не должно возникнуть проблем с его устранением. Но имей в виду, что неспособность сканеров к ближнему бою не означает, что они совсем не умеют сражаться. Кроме всего прочего С-модели крайне проницательны. С высокой долей вероятности он может догадаться, что за ним ведется слежка.

– Мне кажется… он ещё не понял.

– Ты не предназначена быть шпионом так же как он не предназначен быть бойцом.

И снова Командир оказалась права – 2-Б не догадывалась о том, что он давно понял кто она на самом деле.

Поначалу 9-С думал, что она тщательно скрывает, что узнала о том, что её раскололи – однако скоро он понял что ошибся. 2-Б была либо недостаточно квалифицирована для выполнения своей роли либо была попросту… неуклюжей. Иногда в самые неожиданные моменты она бывала с ним добра и заботлива – это было искренне, хотя она могла всё время скрывать своё истинное лицо за этой добротой, если бы хотела. Это было слишком легко вычислить.

– В любом случае – атакуешь его – он атакует в ответ. И эта атака будет хакерской – в этом все С-модели хороши.

Какая она проницательная. 9-С даже мысленно зааплодировал. Потому что всё произошло именно так, как она предугадала.

Это была примерно половина необходимой ему информации – наконец он смог выяснить причину, по которой командование отдало 2-Б приказ уничтожить его. Потому что он знал слишком много. 9-С всё ещё пытался отыскать ключ к остальной разгадке, как неожиданно услышал:

– Я пропущу 9-С вперёд и обходными путями устрою ему засаду.

Тут же вмешались фрагменты воспоминаний, относящиеся к другому временному промежутку.

«Если я смогу покончить с этим быстро…»

Они явно были старше нынешних. Похоже, что 2-Б думала о том, как убить его ещё до того как получила прямой приказ командования.

«…Тогда, возможно, 9-С не успеет понять что происходит… И не почувствует слишком сильного страха… слишком невыносимой боли…»

Наконец он отыскал недостающую половину информации.

«Так вот значит как» – подумал он, наблюдая за обрывками воспоминаний.

– Хоть ты и превосходишь 9-С силой, ты потеряешь способность передвигаться, если попадёшь под его хакерскую атаку. Поэтому…

«Поэтому что? Что она сказала 2-Б? Командир не отдавала ей приказа устраивать засаду. Тогда что

Пока эта мысль бешено крутилась в его голове, ответ не заставил себя долго ждать:

– Установи ловушку для него в своём хранилище памяти.

Ужасное чувство охватило 9-С, как только он это услышал. В этот же момент на белом фоне зоны взлома ярко выступила черная стена, стреляющая оранжевыми и пурпурными сферами. Предустановленный логический вирус.

Установив вирус в собственную систему, 2-Б создала идеальную ловушку на случай сторонней хакерской атаки. Однако это подвергало её саму серьёзному риску заражения, потому 9-С не ожидал, что она зайдёт так далеко.

«Чёрт, это был мой просчёт!»

Это было серьёзной ошибкой с его стороны, потому что произошедшее было не неожиданностью, а лишь тем, что он не учёл, понадеявшись, что до такого не дойдёт. Потому что он понимал, что Командир никогда не считается с безопасностью самой 2-Б.

«Нужно поскорее уходить пока мои данные не оказались поражены».

– К сожалению, даже логический вирус не всегда эффективен, – продолжал голос Командира из воспоминания.

«Где же выход!? Где запасной выход, который я оставил за собой!?»

– Если ты используешь замкнутый барьер, то сможешь запереть его данные внутри своих логических схем.

Не успел он понять, что происходит, как все его тело отказалось ему повиноваться. Зону взлома заполнили бесчисленные темные сферы, вылетающие из барьера, который выполнял самозамыкающий алгоритм.

– Дрон! Создай новый путь к выходу!

Никакой реакции.

Логический вирус не только атаковал данные 9-С, но так же успешно отрезал всю его связь с внешним миром.

У него осталось всего несколько секунд до того как чернота полностью поглотит сознание его нынешнего «я». Он беспомощно наблюдал за тем, как белое пространство вокруг становится всё меньше и меньше.

– Значит… это конец…

2-Б получила свой приказ, находясь у точки доступа в пустыне. У неё была сотня шансов убить его прямо там, даже не доходя до храма – местность была открытая, песок ужасно мешал бежать, да и она попросту отличный боец – у неё были все преимущества на свете.
Однако почему-то 2-Б даже не попыталась его атаковать пока они не оказались в заданной точке. Впрочем, 9-С уже нашёл ответ на этот вопрос в недрах её памяти.

-2-Б… Ты и вправду так неуклюжа…

Вот и всё. Она могла покончить с этим быстро. Так, что он бы даже не понял что происходит.

Чернота уже полностью заняла окружающее пространство. Такое странное, такое жутко спокойное чувство. 9-С не ощущал ни страха, ни боли.

«Прощай, 2-Б…»

И свет померк.

6

Она восстановила контроль над своим телом так же быстро как потеряла его до этого.

– Замкнутый барьер приведён в действие. Блокада внутри логической схемы завершена. Изолирование данных проведено успешно.
2-Б моргнула несколько раз, чтобы удостовериться, что миссия завершена, и затем медленно поднялась с пола. Все моторные функции пришли в норму.

– Ожидается уничтожение цели.

Она всё ещё чувствует некоторое онемение в теле, даже иголка не причинила бы ей сейчас боли. Всё, что она чувствует – это то, что её задание выполнено – безжизненное тело 9-С лежит у её ног. Сигнал его чёрного ящика пока что не угас полностью, но полная потеря всех данных полностью обездвижила его.

Если бы она не смогла убить его в бою, тогда в её распоряжении оставался логический вирус. Даже если бы 9-С удалось уничтожить вирус, он бы всё равно не выбрался из пространства замкнутого барьера, и 2-Б легко бы могла разрушить все его схемы вручную. Таков был замысел Командира.

Если 9-С просчитал всё на два хода вперёд, она просчитала на три и победила.

2-Б сжала рукоять своего меча и со всей силы вонзила его в тело сканера.

– Голова утилизирована.

Её рука почему-то сопротивляется, это ощущение… такое странное. Она никогда не чувствовала ничего подобного прежде. И дело не в том, что ей не приходилось делать этого раньше – утилизировать тела павших товарищей было для неё обычным делом. Когда очередной солдат ЙоРХа терял способность сражаться на поле боя, и ей приходилось избавляться от тела, то её никогда ничего не смущало. Теперь ей казалось, что это никогда не закончится. Процесс был мучителен.

– Грудной отдел утилизирован.

Снова и снова она тяжело ударяет мечом вниз. Это так странно. Это странное чувство никуда не уходит, захватывая её полностью. Она ощутила сопротивление не только в своих руках, но и давление в груди, словно кто-то очень сильно нажал на нее изнутри. Не смотря на то, что в реальности ничто её не сдавливало, дыхание 2-Б стало сбивчивым. Ей стало трудно дышать.

– Сигнал чёрного ящика более не присутствует в сети.

Его изувеченное тело лежало у её ног. Поскольку данные так же полностью уничтожены, 9-С официально может считаться убитым. Миссия выполнена. Ей кажется, что чего-то недостаёт – очень странно, но чувство тоскливого одиночества обрушивается на нее со всей силой.
Она никак не может понять, почему её респираторная функция не может прийти в норму.

«Прощай, 2-Б…»

Его слова всё ещё звучат в её голове. Обрывок данных, который так и не был уничтожен, последние слова 9-С. Как странно. Но, кажется, она смогла найти определение чувству, вызвавшему такую сильную боль в груди.

– Верно… Это же….

Чувство «вины». Или даже «раскаяния». Не важно, как это зовется. Эмоции запрещены.

И когда она изо всех сил пыталась подавить запрещённые чувства, кое-что ещё поднимается из глубины её души и сопротивляется этому. Воспоминания о нём.

Тон его голоса, когда он окликал её по имени. Его улыбка, когда он радовался тому, что получил напарника – такая добрая… такая светлая улыбка. Его удивление, когда он заметил какая она неуклюжая – уже не вспомнить на какой из миссий это было.

Она чувствует ком в горле и тяжесть в груди усиливается. 2-Б стискивает зубы, впервые понимая, почему воспоминания об ушедших могут причинять боль. Но она сама виновата. Именно по её вине новых воспоминаний родилось больше, чем положено.

«Прощай, 2-Б…»

Снова. Снова его голос.

2-Б яростно мотает головой, чтобы избавиться от звука этого голоса.

– Я не собираюсь извиняться за это!

Это была её миссия, в конце концов. Она не должна чувствовать никакой вины. Никакой. Если ей прикажут сделать это ещё раз, она сделает и даже не моргнёт.

– Потому что… таков мой долг, – говорит она самой себе и высоко поднимает голову.

– Дрон, свяжись с Командиром.

Дрон 042 включает модуль связи и в воздухе возникает полупрозрачная голограмма экрана.

Пока звонок соединяется, она всё ещё размышляет. Ей придётся сделать это снова, поэтому она решает отдалиться ото всех и никогда ни к кому более не привязываться. Все разговоры с окружающими необходимо свести к минимуму. Таким образом, она сможет оградить себя от создания ненужных воспоминаний. Таким образом… Она уничтожит в себе чувства, которых никогда не должно было существовать.

– Командир на связи.

2-Б глубоко вдыхает, отпуская всю оставшуюся боль, терзающую её грудь. Отпуская всё.

– 2-Б на связи. Миссия выполнена.

И с этими холодными словами что-то внутри неё умирает и рассыпается, словно песок, змеящийся по стенам храма.