Перевод рассказа из книги Grimoire NieR. Название отсылает к книге Агаты Кристи “And Then There Were None”, в русском переводе “12 Негритят” или «И никого не стало».

Зазвучала флейта Гамельна и занавес открылся. Священная сцена, где идёт ставка на судьбу человечества.

Я был в комнате без окон и дверей.

Это была большая комната. В ней не было лампы, но было светло. Сам потолок, похоже, был источником света. В комнате были люди моего возраста. На первый взгляд это были люди разных рас. Включая меня было 9 парней и 4 девушки. Некоторые были еще без сознания, другие уже стояли настороже. И по какой-то причине, рядом с каждым из нас лежала книга.

Что случилось? Почему я здесь?

Я чувствовал головокружение, возможно потому, что меня накачали снотворным. В таком состоянии лучше не вставать слишком быстро. Осмотревшись, я решил достать свою пушку. Однако, как я и ожидал, её не было.

Проснувшись, в, без сомненья, похищенном состоянии, я знал, что оружие наверняка конфисковали. Это естественно. Однако, даже прослушка, вшитая в подол моей одежды и взрывчатка, спрятанная в обуви, исчезли. Исчезло всё, без исключения.Тогда-то я и осознал. Меня схватила организация, на которую я и работал.

У меня было чувство, что это случится. Такие мысли пришли ко мне, когда я услышал про эту подозрительную “Совершенно секретную миссию”. Более того, мне сказали, что это не приказ. Они сказали, что я волен согласиться или отказаться.

Они не только предлагали огромный гонорар, но и обещали, что мне можно будет уйти в отставку после этого задания. Другими словами, они сказали, что я смогу сказать “прощай” своей прогнившей жизни. Думаю, только идиот откажется от такого предложения. Или серийный убийца.

Конечно, с такими условиями это вряд ли обычная миссия. С вероятностью в 99 процентов, нет, в 99,99 процента я бы не вернулся живым. Они давали такие условия, потому что изначально не собирались ничего платить.
Естественно, я всё это знал. И даже с этими знаниями, я сижу тут. Я ухмыльнулся себе.

Кто-то позвал меня. Это был молодой человек, предположительно младше меня, но, увы, не из той же страны что и я. Я молча покачал головой. Видимо, он понял ситуацию и больше не разговаривал со мной.

Люди из разных стран, работающие на мою организацию. Большинство из нас знает только один родной язык. Когда наш возраст достигает двухзначного числа, нас заставляют жить военной тренировкой от заката и до рассвета. Нам не дают нормального образования. Мы не умеет читать или писать на родном языке, не говоря о чужих языках.

Конечно, тут есть те, что рождены родителями из разных стран, потому с рождения знают несколько языков. Но таких меньшинство.

Я тоже попытался поприветствовать парня напротив меня, но и он только молча покачал головой.

В это время девушка рядом со мной подняла голову. Похоже, она, наконец, пришла в себя. Сопротивляемость наркотикам разнится от человека к человеку, и люди вроде неё, обычно, умирают первыми. Быть медленнее остальных грозит смертью.

Как только наши взгляды встретились на её лице отразилось удивление. Она меня знает? Кто она? Стоп, мне кажется, что я где-то видел её.

Девушка встала. Как и ожидалось, у неё закружилась голова и она с шумом упала. Глядя на её неуклюжесть я вспомнил.

“Значит ты ещё жива…”

Приподнявшись, она кивнула. Девушка знала мало языков, но я слышал, что её мать была из моей страны. Дети знают тот язык, на котором говорят их матери.

“Слава Богу! Ты тоже жив!”

“Конечно я жив! Не сравнивай меня с собой.”

Я встретил её три года назад. Мы оба были выжившими из тринадцатого крестового похода, крупномасштабной операции против сил Легиона.

Естественно, мы были в разных отрядах, но, как только операция началась, было абсолютно наплевать к какому отряду ты принадлежишь. Все битвы схожи в этом, но эта была даже хуже. В то время мне было 16, но я уже был старшим солдатом. И даже я знал, что из-за этого мои шансы на выживание были 50 на 50.

В разгар рукопашного боя я нашел идиотку, что застыла перед Легионом. Я тут же сбил её с ног, до того, как всё вокруг было превращено в пепел.

Это не было актом милосердия или тем, чем можно гордиться. Мы, солдаты – ценный ресурс. Потому мы и спасаем наших товарищей. Или, скорее, мы не даём им пропасть. Это правило.

К моему удивлению, эта идиотка была моей ровесницей. Её бросили на поле боя даже без подготовки. Не удивительно, что она растерялась, увидев Легион так близко.

У Легиона есть сходство с человеческой расой. Ведь однажды они были людьми. Многие инфицированные Синдромом Белого Хлорирования умерли, но некоторые выжили. Превратившись в яростных монстров.

Необходимость уничтожить Легион состоит не только в том, что они атакуют людей. Легион является огромным источником инфекции, создающим новых жертв Синдрома Белого Хлорирования. Эта таинственная болезнь вспыхнула 30 лет назад и до сих пор лекарство не было найдено. Возможно, что болезнь распространил белый гигант, что пришел из другого мира.

Хотя защиты от него нет, но есть некоторые превентивные меры. Проблема в том, что невозможно массово производить Люциферазу. Кроме того, её эффект подтвержден только на молодых людях. Чем моложе, тем выше эффективность.

Потому отбираются дети с высокими физическими способностями, снабжаются ценной Люциферазой и их отправляют уничтожать Легион. Интернациональная организация, что занимается этим, зовётся Организация Гамельн. Название было взято из сказки о дудочнике, что собирал детей и вёл их. Но по моему мнению, это название – полная безвкусица.

“Так как ты здесь оказалась?”

“Они говорили о… совершенно секретной миссии”

“Большой гонорар, освобождение от службы. Можешь согласиться или отказаться. Так?”

Её глаза расширились от удивления, но она тут же поняла и кивнула. Всё же до событий трехлетней давности она ходила в школу и получала образование, потому её обучаемость и понятливость куда выше моих.

“Интересно, всем ли здесь предложили ту же сделку?”

Я снова огляделся. Возможно, что все мы тут из разных стран, потому что наши страны возложили свои ожидания на наши плечи. На первый взгляд, люди в комнате, помимо меня и девушки, не собирались делиться своими намерениями друг с другом.

“Думаю, тут нет тех, кто отказался от сделки.”

Она была права. Все хотели сбежать от своих жизней. Всё же мы занимались убийствами, геноцидом и подобным. Нам говорили, что наши противники – монстры без интеллекта, но выглядят они по-человечески. И мы сжигали их заживо.

Говорится, что Синдром Белого Хлорирования передается через телесные жидкости, как кровь и слюна, потому расстреливая врагов, мы распространяем эти жидкости. Нам приказали по возможности отказываться от огнестрельного оружия. Мы не хотели подвергаться лишней опасности, потому не возражали.

Однако, видеть как существа, похожие на людей, умирают, корчась в огне, не очень приятное зрелище. Я сжег своего первого противника когда мне только исполнилось десять. С тех пор прошло уже 9 лет, а я всё не могу к этому привыкнуть. Не важно, сколько бы раз я видел сожжение, это всегда отвратительно.

“Как думаешь, что это за штука? Похоже на книгу, но я не могу её открыть.”

С интересом на лице, девушка пыталась открыть книгу. Книги, лежащие рядом с нами, были очень тонкими и с черными или тёмно-серыми обложками, на которых ничего не было написано.

“Эй! Не трогай её так беспечно!”

“Ой…”

Запаниковав, она выронила книгу.

“Не ойкай”

Я испустил непроизвольный вздох. Эта часть её характера не изменилась спустя три года. Хоть и не долго, но мы с ней работали после того, как я её спас. Я не мог бросить товарища, у которого нет никакого боевого опыта.

К счастью, она быстро обучалась. Всего с нескольких инструкций, она умудрялась придерживаться меня и не тормозить. Её физические способности так же были внушительными. Должны быть, потому что в обратном случае её не выбрали бы, и не важно, какова её совместимость с Люциферазой.

Однако, когда появилась неизбежная необходимость разделиться, я думал, что она умрет. После операции у нас не было возможности контактировать друг с другом.

“А ты молодец, что пережила бой. Ты точно очень удачливая.”

Она сильно затрясла головой, как бы отрицая.

“Потому что… ты дал мне сбежать”

“Неправда. Я ошибся в суждении.”

Мы разделились, потому что нас окружил Легион. Если бы мы побежали в разные стороны, то по крайней мере у одного из нас был шанс сбежать. Так были расположены враги.

Очевидно, мои шансы на выживание были выше и я был лучше в бою. Потому, если мне пришлось делать выбор между мной и ей, я должен был бежать по более безопасному маршруту.

Но я выбрал сложный вариант. Должно быть, я был одержим. Потому, как я помню, я был наполнен чувством дискомфорта. Я был раздражен. До этого дня я решил не вспоминать о той ситуации…

Когда она открыла рот, чтобы что-то ответить, мы услышали ссору в углу комнаты. Ссорились парень и девушка. Я подумал, что они знают один язык, как мы, но дело было не в этом. Не знаю, в чем была причина, но в чём то тривиальном. Они орали друг на друга, даже не понимая, что им отвечают.

Скоро девушка дала парню пощёчину. Она звучала мощно, но никто не попробовал вмешаться. И я не мог их винить. Каждый из нас получил достаточную тренировку, чтобы противостоять Легиону с голыми руками. Если вступишься – будь готов к возможным последствиям.

Лицо парня покраснело, он схватил девушку. И в этот момент мы стали свидетелями чего-то невероятного.

Внезапно книга у ног девушки открылась. При этом, она не трогала её и даже не задела случайно.

Из открытой книги появилась черная рука. Рука тут же выросла до огромных пропорций и схватила парня, подняв его в воздух. С изумлением на лице, он был сдавлен насмерть. Девушка тоже была ошарашена. Даже она не понимала, что происходит.

Но на этом всё не кончилось. Книга, что принадлежала парню, начала ярко светиться. Я думал, что появится другая черная рука, но ошибся. Его тело засосало в книгу.

Вместе с телом парня исчез и свет. Тогда черная обложка книги окрасилась в аквамарин, и на ней появился узор. Это был жуткий узор, что напоминал человеческое лицо.

Тишина не продлилась долго. В миг вся комната наполнилась шумом и гамом.

“Что… что это было?”

“Откуда мне знать? Не спрашивай меня.”

Я протянул руку к книге, лежащей рядом со мной. До этого момента я думал, что не стоит беспечно трогать её, но теперь ситуация изменилась. Сейчас мне нужно было получить как можно больше информации о ней.

На её обложке не только не было букв или иллюстраций, там не было даже царапин. У меня было чувство, что материал отличается от бумаги. И, как и сказала девушка, страницы книги были полностью соединены, будто склеены.

“Как девушка открыла книгу?”

В этот момент, будто ответом, или, скорее, насмешкой на мой вопрос, в комнате зазвучали голоса. Множество голосов звучало одновременно, потому было тяжело что-то разобрать.

Я вслушивался со всей силой, потому что мне показалось, что были слова на моем языке. Одновременно слышалось примерно 13 голосов. Они говорили на разных языках, чтобы их поняли все. Голоса распространяли важную информацию, но это не сильно помогало.

Книги, что выдали каждому из нас, являлись “Гримуарами” – книгами магии. Мы должны использовать их для убийства друг друга. Только двое должны выжить.

Объяснение, такое короткое, многократно повторялось, не уточняя причину или цель.

“Чёртова совершенно секретная миссия, так обмануть меня!” выплюнул я и огляделся. В этой комнате без дверей и окон было некуда бежать. Если я хочу выбраться, то у меня нет выбора, кроме как сражаться.

Если все в этой комнате начнут убивать друг друга, то вряд ли останется даже двое выживших. Сложно будет выжить даже одному. И если мы не будем аккуратны, то умрут вообще все. Однако, я как минимум постараюсь не начинать битву первым.

Девушка, призвавшая черную руку, потянулась за книгой снова, но парень рядом с ней оказался быстрее.

Парень опустил руки ей на шею и свернул её. С глухим звуком она потеряла силы. Минус один.

Я подумал, что следующей жертвой будет парень, который только что убил девушку. Ты становишься беззащитным, когда нападаешь на свою жертву, потому, очевидно, кто-то уже нацелился на него. Два человека рванули к нему одновременно, но не потому что они сговорились. Просто они оба в одно мгновенье поняли, что это будет наиболее эффективным действием.

Однако, они не поразили свою цель. В момент, когда книга поглотила тело девушки, победивший её парень с мукой на лице упал на землю. Обездвижено лёжа на земле, он тоже был поглощен своей книгой. И всё, что осталось на земле – две книги. Одна обложка окрасилась в зеленый, словно рубин, другая в янтарный, и на обоих появились узоры в форме лиц.

“Используйте магическую книгу…” пробормотала девушка с дрожью в голосе.

Девушка, что призвала черную руку из книги и убила её парня, была признана победителем, потому что использовала этот “Гримуар”, а парень, что убил её голыми руками, действовал не по правилам.

“Вот как оно работает. Ясно.”

В подобной ситуации, правильны ответом будет не трогать книгу первым. Потому я не двигался и глазами указал девушке не делать этого. Теперь, когда правила игры были ясны, я, наконец, понял ситуацию.

“Теперь проблема в том, что мы не знаем, как использовать эти штуки.”

Не смешите меня. Как я должен использовать нечто столь фантастичное, как магия?

Я расплылся в легкой ухмылке, хотя ситуация и не была забавной. Я просто был сильно потрясён.

Даже когда я впервые встретился с Легионом, я не ощущал такое беспокойство. Я просто делал то, чему был обучен. И в неожиданных ситуациях всегда есть выход. Я знал это и потому всегда был спокоен.

Но что я делаю здесь? На тренировках не было ничего подобного, и я не знаю, есть ли выход из этой ситуации. К тому же, три человека умерли у меня перед глазами. В мгновенье ока. И всё из-за этих чёртовых книг!

Я попытался раздавить книгу со всей силы, когда кто-то схватил меня за руку.

“Я рада, что выживших должно быть двое, а не один. Мы можем не убивать друг друга. Мы оба выживем. Мы удачливые.”

Я гадал, является ли удача подходящим для данной ситуации словом. Но она улыбнулась мне. Не пустой улыбкой, как у меня от потери рассудка, а той, что шла от сердца.

“Успокойся. Все остальные по одному. Нас же двое. Думая вместе мы найдем решение быстрее остальных.”

Наверное, она была права. Здесь наиболее мощным оружием является возможность общаться с кем-то.

“Чтоб ты знала, я тут не самый умный”

“Я знаю”, хихикнула она.

Девушка ударила рукой по обложке книги, после чего стала исследовать книгу с серьезным лицом.

“Та девушка, она была зла. И на грани смерти. Черная рука связана с этим.”

Или нужно и то, и другое, чтобы использовать этот гримуар. Увы, если нужно быть на грани смерти, чтобы активировать эту штуку, то это не сильно нам поможет. Может, они приказали нам убивать друг друга, чтобы выяснить требования для активации?

“Ой, а может…”

Она подняла голову, будто осознав что-то, когда внезапно выражение её лица застыло. Я хотел спросить что случилось, но не смог. Мне показалось, я видел, как она протянула руки ко мне.

Я почувствовал, что что-то ударило меня. И понял, что она сбила меня с ног. Снизу я видел, как огромное черное копье пронзило её тело. Все звуки исчезли.

Должно быть она видела черную руку у меня за спиной. Потому она внезапно сбила меня. Возможно, чтобы вернуть должок за прошлый раз, а может…

Книга неподалеку начала мерцать. Я побежал к девушке. Иначе её засосёт в книгу. Я прижал девушку и сильно сжал её руку.

Не исчезай! Прошу, не исчезай!

Её губы двинулись. Что такое? Что ты хочешь сказать? Но я не понимал язык, на котором она говорит. Если подумать, я даже не знал её имени. Мы не обменялись именами, потому что мы не ожидали, что когда-нибудь ещё увидим друг друга.

Внезапно, рука, которую я держал, выскользнула из моей хватки, словно исчезла.

Всё, что осталось от девушки – книга с красной обложкой. Она была тёмно багрового цвета, будто кровь. Лицо, проявившееся на обложке, ничем не походило на неё.

Перед глазами всё стало белым. Я закричал. Просто закричал. Бесчисленные символы, что я прежде не видел, появились, закрывая моё зрение. Но я продолжал кричать.

Внезапно, приглушенные звуки вернулись. Я слышал крики. И несколько стонущих голосов.

Множество копий торчали из пола. С пустым взглядом я смотрел, как всех в комнате нанизало на копья в одно мгновенье. Из-за странных символов перед глазами, я совсем растерял чувство реальности.

Зрение пришло в норму. Молодой парень стоял на другом конце комнаты. С ухмылкой победителя на губах, держа книгу. Этот парень и призвал копья из земли.

Как оказалось, символы защитили меня от копий.

Я выжил. Но это совсем не сделало меня счастливым. У меня не было никакого желания праздновать победу, как парень передо мной, но я и не хотел оплакивать умерших. Честно, мне было всё равно.

Тогда краем глаза я увидел что-то сияющее. Это была книга. Моя книга начала излучать свет, хотя я и выиграл борьбу!

Другой парень что-то кричал растерянным тоном. Думаю, он ругался по поводу того, как его обманули, говоря, что двое останутся в живых.

По правде говоря, голоса говорили “Только двое выживут”, никто не обещал, что нас выпустят отсюда.

Я чувствовал, что что-то такое случится. Высшие чины в нашей организации не были особо приятными людьми. Даже то, что Люцифераза это превентивное лекарство было полностью ложью. Хоть оно и может задержать развитие, но не может предотвратить инфекцию.

Я лишь недавно услышал об этом. Нас обманули и просто использовали. Нам дали лекарство без превентивных свойств и бросили в центр источника Синдрома Белого Хлорирования. Дети, ведомые дудочником, все как один обречены заболеть и умереть. Рано или поздно. Либо превратиться в монстров, которых убьют их же товарищи.

Ситуация в этой комнате, скорее всего, тоже эксперимент над людьми. С того момента, как нас тут собрали, наши судьбы были решены.

Крики парня прекратились и я увидел лицо, сформировавшееся на чернейшей обложке книги. Как и в случае с девушкой, оно не напоминало ничего общего с оригинальным лицом.

Однако, не могу прямо сказать, что я “видел”. Поскольку моё тело уже засосало в книгу. И я не могу увидеть цвет собственной обложки.

А, ясно. Белый. Белая книга – Гримуар Вайс.

Какое нелепое имя. Не могу сдержать смех. С этого момента начинается новый фарс. Теперь, когда мы обрели новые лица, какие роли мы исполним?

Я просто продолжал смеяться.