Почувствуй страх и ужас от одержимых демоном остатков. Восхваляй и поклоняйся, карма перекрывающих инь и янь.

Впервые я услышала о ней в городе, который посещала в конце своего паломничества. 

Этот город, защищенный от солнечного света пеленой белого тумана, был привычен к атакам Теней. Его обитатели жили в укреплённых домах, внешне напоминающих баки. Стиль, в котором построен город, напоминал мне огромное паучье гнездо, где дома были яйцами.

Как и во всех городах, я собрала молодых местных жителей на главной площади, чтобы рассказать им о добродетелях терпимости и мира. Как только я начала хвалить их за то, как храбро они живут под каждодневной угрозой атаки Теней, один из жителей встал нахмурившись.

“Ты ничего не понимаешь. Пойми, мы боимся не Теней. Здесь бродит куда более страшный монстр… Эта женщина, одержимая Тенью.”

Когда эти слова покинули уста молодого человека, все собравшиеся вздохнули, и вскоре на нас обрушилось гнетущее молчание. Я начала волноваться, и тогда молодой человек, по имени Димо, саркастически рассмеялся. Его тон стал ещё более насмешливым.

“Всё еще хочешь проповедовать о терпимости таким людям? А, Мисс Добродетель?”

Я привыкла к людям, смотрящим на меня с желчью в глазах, поскольку я и хорошо образована, и хорошо выгляжу. Я понимаю, что мои идеалы настоящего толерантного мира могут ничего не значить для необразованных гедонистов. Во время моего путешествия меня осмеивали и унижали многие непросветленные люди. Но я понимала их невежество и потому прощала их. В такие времена, я только улыбалась им. Никогда не поддавалась страху или ненависти. Просто продолжала пытаться донести идеи менее удачливым чем я, таким, как Димо.

“До меня доходили слухи, что простое касание Тени приносит боль хуже, чем смерть. Я никогда не слышала, чтобы кто-то был одержим Тенью. Наверное, страдания этой женщины невозможно представить. Я готова расплакаться от одной мысли об этом. Как вы можете относиться к ней так плохо?”

Когда я закончила говорить, на меня уставились десятки пустых глаз.

Узнав о предубеждённости относительно этой девушки, я стала ходить по домам жителей, агрессивно собирая информацию о ней. Некоторые жители отказывались говорить о ней, будто она была проклята. Но многие были рады обсудить её, и, в процессе, позлословить.

Выяснилось, что она стала одержима в тот самый день, когда потеряла единственного родственника – бабушку. Поглощенная горем и одиночеством, она завела отношения с Тенью, что придало половине её тела нечеловеческую форму — так говорили они. Теперь девушка убивает и Теней, и людей, дабы пожирать их тела. А когда не убивает – соблазняет мужчин… Так я слушала эти очевидно выдуманные слухи. У меня появилась симпатия к этой женщине. И моё желание защитить её от дискриминации было искренним.

Когда я сказала, что хочу поговорить с ней, жители стали относиться ко мне с подозрительностью. Однако, я не унывала и заплатила Димо приличную сумму, чтобы он отвёл меня к её дому.

“Платить такие деньги, чтобы поглазеть на полу-Тень… Не проще ли просто сходить на фрик шоу?” Не обращая внимания на его слова, я держала голову высоко. Скоро у меня будет возможность поблагодетельствовать этой бедной душе.

В то время, когда туман начал застилать город так, что его уже не было видно, мы вышли на открытое пространство. Там стояло здание в виде бака, вроде тех, какие есть в городе, только наполовину разрушенное. Его стены были красные от ржавчины и полны огромных дыр.

“Вот мы и пришил”, сказал Димо. Но я не могла поверить, что тут кто-то может жить.

Я подбежала к дому и закричала, но никто не ответил. Никого не было дома. Заглянув внутрь, мне удалось увидеть цветочный венок и что-то похожее на детский рисунок, висящий на стене. Чувствуя уверенность, я повернулась к Димо.

“Посмотри сюда. Её сердце достаточно человеческое, чтобы ценить красоту. Я не сомневаюсь, что она такой же человек, как я и ты.”

Когда я произнесла это, услышала звук множества шагов. В воздухе стало чувствоваться беспокойство. Я увидела, что лицо Димо побледнело. В ноздри ударил запах тухлятины.

“Чёрт, должно быть Тени…”

Не успел он закончить, как на моих глазах из него полил фонтан крови. Меня окатило словно дождём. Из зарослей появилась Тень, тело которой окружало нечто, похожее на кольца золотого цвета. Единственная причина, почему я не издала ни звука при виде этого – кровавый дождь, который притупил все мои чувства. К этой Тени присоединилось ещё три или четыре, и они окружили меня, постепенно приближаясь. Каждый их шаг вызывал мерзкий мокрый звук. Туман становился плотнее и душил меня, а в нос бил запах разложения.

Что произойдёт раньше – Тени убьют меня или я задохнусь? Пока я размышляла о своей судьбе в каком-то отдаленном уголке моего колеблющегося сознания, моё внимание привлёк какой-то блеск. Следующее, что я услышала, это вой ветра и звуки будто кто-то рубит мясо.

Это произошло за доли секунды. Я даже не успела моргнуть, а Тени были порублены на куски. Протерев глаза, я увидела женщину, державшую по мечу в каждой руке. Она стояла передо мной. На ней был безвкусный костюм, который подчеркивал её стройную форму. Улыбка девушки была такой широкой, будто простиралась от уха до уха.

“Ну и как вам это понравилось, вы, чёртовы говноеды?! Я не прекращу кромсать вас, пока вы не превратитесь в сраный туман!”

Я не могла поверить, что она так радостно извергает такие проклятия. Её глаза, казалось, горели огнём, а одежда, красная от крови, блестела, цепляясь за тело.

Это… та бедная душа, одержимая Тенью?

Позабыв о страхе, я стояла, уставившись на женщину, чей образ совсем не походил на тот, что я представляла.

Она ещё не закончила ругаться на последнюю Тень, как я услышала болезненные вопли Димо.

“Т-ты в норме?” спросила я, подобравшись к нему.

“Ты видела это, да?” – задыхаясь, сказал он. “Она такая же, как и эти монстры. Она убивает Тени, хотя сама одна из них… и веселится при этом! Отрывается на них! Однажды она начнёт убивать и людей! Запомни мои слова и беги отсюда!”

Обхватив раненую сторону, Димо поднялся на ноги и собрался уходить.

“Подожди! Разве не она спасла наши жизни? Она убила Тени, чтобы защитить нас! И ты всё ещё ненавидишь её? Она хороший человек… Как ты не видишь?”

Димо посмотрел на меня непонимающими глазами. Сарказм и подлость исчезли из его взгляда, вместо них я увидела только зияющую пустоту. Сузив глаза, он декларировал сухим, дрожащим голосом:

“Это не человек. Проповедник, как ты не поймешь? Я не предубеждён против неё. Это нормально – ненавидеть монстра!”

Димо ушёл, на еле стоящих ногах. Поразительно быстро для человека с такими ранами.

Оказавшись в одиночестве, я укрепилась в своих намерениях и подошла к женщине. Похоже, она услышала наш диалог с Димо, но не проронила ни слова.

“Ты ранена?” – спросила я. Она молчала. Она даже не смотрела мне в глаза. Я увидела кровь, стекающую по внутренней части её бедра и решила использовать свой шарф в качестве бинта. Окропленный кровью Димо, он не был очень стерильным, но всё же лучше, чем ничего.

“Позволь мне перевязать рану.” Я подумала, что она остановит меня, но она смирно стояла. Приняв это за знак согласия, я быстро стала перематывать её ногу бинтом. Я заметила, что каждый раз, как мои руки касались её бедра, она немного вздрагивала. Это было так по-людски… так по-девичьи… Я улыбнулась.

“Могу я пообщаться с тобой немного? Я хочу подружиться.”

Так я сказала и проследовала за ней в дом. Я была очень настойчивой, потому что поняла, что она совершенно неуклюжа в социальных контактах. Я решила, что стоит быть немного фамильярной. Нерешительно сев на мокрую и полу-сгнившую половицу, я начала рассказ о чудесах толерантности и хорошего отношения к людям. Как я делала всегда, придя в новое поселение. В этот раз, зная о её положении жертвы, моя речь была ещё более страстной.

Только закончив говорить я поняла, что наступила ночь. Когда я посмотрела на женщину, то увидела, что она уснула. Она сражалась с Тенями, а теперь спит в этой лачуге… ох, бедная отважная душа! Надеюсь, её рана больше не кровоточит. Так гадала я, пока мои веки становились тяжелее.

Не знаю, сколько я проспала, но проснулась я от того, что холод ночи терзал мою кожу. Снаружи было темно, солнце ещё не встало. Когда я оглянулась, то увидела, что женщины нигде нет. На глаза мне попались капли крови, ведущие к двери.

Встревоженная, я побежала по следам. Пробираясь через непроходимый туман, скоро я почувствовала чье-то присутствие в глубине рощи. Я хотела позвать её, и осознала, что даже не знаю её имени. Эту тихую ночь растревожил какой-то звук. Ошибиться было нельзя, это её голос.

“Уф… уффф…”

Её рана снова открылась? Она пришла сюда, чтобы в одиночестве терпеть боль? Я шагнула вперёд, чтобы выяснить это.

“Ты в порядке? Я могу перевязать рану…”

Туман немного рассеялся и я могла видеть её форму. Тогда я резко вздохнула.

Она действительно была одержима. Левая половина ее тела раздулась от непостижимой тьмы, внутри нее циркулировали странные комья. Казалось, будто другое существо, имеющее собственную волю, отделилось от неё.

Она заметила моё присутствие, и я постаралась не выглядеть испуганной. Повторяя в голове словно молитву “Все люди – братья”, я улыбнулась ей. Но она смотрела вниз. Я проследила за её взглядом и увидела, что она что-то держит в демонической левой руке. В тот момент, когда я поняла, что это было, все волосы на моем теле встали дыбом.

В своей руке она держала… огромный, налитый кровью, мужской член… принадлежавший ей. На тёмном органе я могла разглядеть множество пульсирующих вен.

Она была не просто одержима. Она была и мужчиной, и женщиной!

“Ночами, после убийства Теней… Я просто не могу остановиться…”

Подняв голову и посмотрев на меня сквозь туман, она произнесла первые слова, обращённые ко мне. Её глаза сузились, а губы были тонкие словно порез на лице. Ее зрачки зафиксировали меня как цель, левая рука начала яростно двигаться вверх и вниз. Ее дыхание стало ещё более прерывистым. Я знала, что произойдёт дальше.

“Прекрати!”

Я рыдала, отводя глаза, чтобы не застать момент кульминации.

“Не подходи ко мне, ты… ты монстр!”

Пока я судорожно убегала, её вопящий голос будто преследовал меня. Это был оглушительный вопль, который, казалось, одновременно смеялся и плакал.

Страшно. Мне страшно. Отвратительно. Отталкивающе. Ненависть. Я ненавижу тебя. Отвратительно. Мерзко. Я не понимаю. Я не хочу понимать. Отвратительно. Страшно.

Из моего сердца вырвались отвратительные чувства, которых до сих пор там не было. Я поняла, что тоже плачу. Рыдаю, надрывая лёгкие. После чего я высвободила содержимое моего желудка.

Таков весь мой опыт общения с этой женщиной. За одну ночь, проведённую с ней, во мне словно ослабел винт: уродливые и ненавистные чувства продолжают нарастать, неконтролируемо.

Я ненавижу её за то, что сделала меня такой. Я презираю её. Я боюсь её. Она отвратительна. Ненавижу. Страшно. Боюсь.

О, не поймите меня неправильно. Я не предубеждена против неё: она не человек. Нет людей с таким же ужасающим телом, как у неё. И это нормально – ненавидеть монстра и желать ей смерти. Разве не так? Можете ли вы честно сказать мне, что я ошибаюсь?

Я не ошибаюсь. Ведь так? Ведь так? Ведь так? Я не жестока. Не я урод в этой ситуации. Я выдающаяся личность. Ведь так? Я ошибаюсь? Я не ошибаюсь.

Ведь так? Ведь так?