Полный перевод новеллы «Уколы Памяти», опубликованной в NieR: Automata Strategy Guide. Это продолжение новеллы “Ловушка Памяти”. Перевод выполнила Полька.

– Уколы Памяти –

1

Сквозь клубы пыли ослепительно сверкнул своим лезвием острый клинок. То был меч класса 4-O – настоящее произведение искусства, выдаваемое исключительно элитным бойцам, сражающимся на передовой. Со скрежетом из-под лезвия вылетели искры, и обездвиженный враг отлетел на приличное расстояние, описав в воздухе ровную дугу.

Обезглавленное тело биомеханоида взорвалось, едва коснувшись раскалённого песка, и в горячий воздух взметнулись ржавые останки ему подобных.

Звук взрыва очень скоро утих, оставив лишь заунывную песню ветров пустыни все так же нестись над барханами.

Постепенно пыль с песком улеглись, и на фоне знойного неба, стало возможным разглядеть человеческий силуэт. Издалека можно было безошибочно определить, что он принадлежит женщине – мягкие изгибы тела, тонкая талия, крепкие стройные ноги под развевающейся юбкой делали это очевидным.

Однако её нельзя было назвать ни “женщиной”, ни “человеком” ни в коем разе – потому что такие, как она, вообще не имеют пола в биологическом плане. Она – андроид ЙоРХа модель 2, тип Б – или сокращённо 2-Б. Модели её типа специализируются в ближнем и дальнем бою.

Уже очень давно люди оставили Землю, укрывшись на лунной базе от нападения пришельцев. И теперь вся планета превратилась в бескрайнее поле брани между живыми роботами и андроидами, чьей первостепенной задачей стояло незамедлительное уничтожение врага.

Убрав свой меч в ножны, 2-Б обернулась и произнесла:

– Это всё?

В ответ на её вопрос сверху спустился объект, до этого паривший на высоте двух метров от земли – тактическая боевая единица, обеспечивающая поддержку, более известная как дрон. Обладая прямоугольной головой и четырьмя конечностями различного калибра, в основном передвигается по воздуху, однако перемещения под водой так же возможны. В дрон обычно встроены модули дальнобойной атаки, оценочный модуль анализа текущей ситуации, модуль связи, аптечка и многое другое для полной поддержки андроидов ЙоРХа в бою.

– Ответ утвердителен: вражеские единицы не обнаружены в радиусе пяти километров от точки доступа.

Ясно, пробормотала 2-Б, ступив в металлическую конструкцию, которая была лишь чуть выше ее. Точка доступа, во времена человеческой цивилизации известная как “торговый автомат” является важным стратегическим объектом, с помощью которого осуществляется коммуникация с Бункером и сбор информации об окружающей местности.

В любое время и в любом месте без всякого предупреждения биомеханоиды атаковали все возможные точки доступа. В городских руинах ли, в центре пустыни – не имело значения, они неизменно слетались туда как мухи на мёд, вследствие чего солдатам ЙоРХа все время приходилось получать и отправлять свою почту с боем. Впрочем, это уже стало совершенно обыденным делом для всех.

Теперь, наконец-то зачистив прилежащую территорию, 2-Б смогла сосредоточиться на своей изначальной цели, с которой она сюда и прибыла. Однако, не успела она открыть свои входящие сообщения и прочесть новое с грифом “совершенно секретно”, как её отвлек его голос.

– 2-Б!

Неожиданное восклицание принадлежало модели 9, типу “С”, сокращенно 9-С. Так же, как и она, он являлся андроидом ЙоРХа, но выглядел уже не как женщина, а как худенький юноша.

– Командование прислало новое сообщение?

Нет, уклончиво ответила 2-Б, изо всех сил пытаясь скрыть лихорадочную дрожь, сотрясшую её тело.

– Точка нашей встречи находится в другом месте. Почему ты здесь?

– А? Почему ты спрашиваешь, 2-Б?

– Ещё слишком рано для начала миссии.

С тех пор, как дрон уведомил её о входящем сообщении, 2-Б решила отправиться к точке доступа пораньше. Несмотря на небольшую стычку, она планировала успеть прочесть почту до появления 9-С.

– Ну… я знаю, но оператор сообщил мне, что ты попала в бой, так что… Я подумал, что лучше мне прийти и помочь.

– Я не нуждалась в помощи.

2-Б помотала головой из стороны в сторону, стараясь избавиться то ли от раздражения, то ли от нарастающего беспокойства.

– Да, похоже на то…

9-С дёрнул плечами.

2-Б, наконец, поняла, что же так сильно её беспокоило. Все эти воспоминания, обрывки фраз, разговоры в прошлом…

– В любом случае мы уже встретились, так почему бы нам не отправиться к месту дислокации вместе?

Это было чувство дежавю.

2

– Охх! Ну опять этот дурацкий песок у меня в ботинках!

Ему никогда не нравилось ходить в пустыне, не только потому, что песок ужасно раздражал, забиваясь в обувь, но и засорял атмосферу вокруг, ухудшая видимость. Конечно, соскальзывать по гребням песчаных холмов было довольно весело, но обычная ходьба превращалась в ад. 9-С нахмурился и взглянул на 2-Б. Её лицо было непроницаемо.

– Неужели это тебя совсем не беспокоит?

– Совсем не беспокоит что?

– Песок! Неужели в твоей обуви совсем нет песка, 2-Б?

– Да, есть, это весьма странное ощущение, однако оно не мешает моему передвижению.

– При чем тут передвижение, дело в ощущении! Неужели оно тебя не бесит?

– Эмоции запрещены.

– Да, да…

Кто бы говорил, 2-Б, подумал про себя 9-С, отвечая ей.

2-Б не так уж хорошо скрывает свои эмоции – как она, должно быть, думает. По крайней мере, никогда не приходится прилагать особых усилий, чтобы видеть её насквозь. Ему всегда казалось, что её вечная присказка об эмоциях, которые запрещены, обращена на неё саму, а не на него. Высказывая это вслух, таким образом она одергивает себя. Так на неё похоже.

9-С всегда думал, что 2-Б не нужно так истязать себя, строго следуя протоколу. В конце то концов, как много солдат ЙоРХа выполняют это дурацкое правило про эмоции?

Но даже если бы он высказал ей это напрямую, то ничего бы не изменилось. Она бы всё так же плохо справлялась со своей маской холодного безразличия, и снова не смогла бы скрыть истинных чувств.

9-С вновь внимательно посмотрел на 2-Б. Он хорошо её изучил, и знал, что за этими упрямо сжатыми губами таится что-то недосказанное. Она слишком плохо скрывает своё настроение.

– Найнс?
2-Б очень странно на него взглянула. Возможно, её побеспокоил его слишком пристальный взгляд.

– Да я так, ничего… Просто… Так много песка вокруг, так жарко… Было бы так здорово искупаться.

Нет, он совсем не это хотел сказать.

– Андроиды не нуждаются в водных процедурах.

– Я тоже так думал…

Что же ты скрываешь? Ты так странно себя вела в последнее время. Что за мысль тебя гнетёт? Или…?

9-С знал, что никогда не получит ответа на свои вопросы, даже если произнесет их вслух. Слишком хорошо её знал, ведь они уже несколько месяцев работали вместе.

Вместо того, что бы озвучить свои мысли он громко сказал:

– Эй! Это ведь оно?

Наконец стало возможно различить смутные очертания огромного строения. Значит, они уже подошли к самому краю пустыни.

– Ответ утвердителен: эта огромная конструкция и есть искомый объект, – отозвался дрон, парящий рядом с ним. Это был дрон 153, ассистирующий 9-С. Персональный дрон 2-Б, 042 молча летел за её спиной.

– Похоже, раньше это называлось “храмом”. Кажется, когда-то давно он носил название “Затерянный Храм” и люди посчитали это место святым, после того, как доставили туда статую неизвестного бога… в общем, что-то вроде того!

Молчание. 2-Б застыла на месте как вкопанная, приоткрыв рот.

– 2-Б? Что случилось?

Её губы беззвучно зашевелились, словно она что-то хотела сказать… но передумала в последний момент.

– Нет. Ничего.

Конечно, 2-Б врёт. Ещё чуть-чуть – и она бы ответила. Но у неё нет желания объяснять 9-С что к чему. Даже несмотря на то, что со временем она стала использовать для него уменьшительно-ласкательное “Найнс”, он всё ещё остро чувствует стену недосказанности между ними.

– Пойдём, пойдём, 2-Б!

9-С даже немного перестарался с бодростью своего тона. Он побежал вперёд, чтобы изобразить крайнюю заинтересованность в исследовании объекта.

Не важно, как сильно он будет стараться вытащить из неё ответы – их не получить никогда. Он знал с самого начала.

И это было невыносимо.

3

Затерянный Храм располагался в глубокой низине, окружённой крутыми утёсами. Из-за этого пробраться к нему было весьма проблематично, и занимало уйму времени.

– Из всех мест на свете почему-то выбрали именно это! Почему? Не понимаю.

Дойти до храма было крайне непросто, ещё и потому что им пришлось спуститься на самое дно ущелья, пройти несколько километров, и только потом вскарабкаться по утёсам, чтобы попасть прямо к входу. Жалобы 9-С были совсем не беспочвенны.

– Гипотеза: в древности здание было окружено глубоким рвом, и вся транспортировка осуществлялась с помощью кораблей и перекидных мостов.

9-С подумал, что гипотеза дрона 153 близка к правде. Изучая историю человечества, он сделал вывод, что стратегически важные объекты люди окружали водой очень часто. Возможно, это и объясняло цилиндрическую форму здания – его построили на маленьком клочке земли, пытая отвоевать как можно больше места для внутренних помещений.

– Но никакая гипотеза не объяснит… это.

9-С посмотрел на огромное дерево, стоящее прямо перед ним. Разумеется, оно давным-давно иссохло, и его почерневший остов по диагонали упирался в винтовую лестницу.

– Какой смысл оставлять дерево расти внутри здания?

Круглое здание храма было полностью лишено крыши, и лестница, идущая наверх по всей высоте, частично раскрошилась от времени, не доходя до последних этажей.

Возможно, раньше она как-то соединяла все уровни между собой, но это было трудно определить исходя из её ужасного состояния.

– Что думаешь, 2-Б?

Молчание. Она даже не поняла, что он что-то ей говорит, пока он не развернулся к ней лицом. Словно выйдя из оцепенения, она вздрогнула и выпалила:

-Что?

– Винтовая лестница.

9-С намеренно не стал повторять одно и то же.

– А что… Что с ней не так…?

Так он и думал – она совершенно его не слушала. Если бы 2-Б услышала хотя бы обрывки его фразы, то смогла бы ответить «ты же не о том говорил». А значит, она не слышала ни одного его слова.

– Давай попробуем выяснить, как далеко сможем по ней забраться.

Решив не выяснять причин, по которым разговор не вязался, 9-С начал подъем по полуразрушенной лестнице. 2-Б шла за ним молча. Что-то было не так. Она ведёт себя так, словно это не 2-Б вовсе…

Она же при исполнении, почему её поведение так нетипично? Или же цель миссии оказала на неё такое влияние? В последнее время она стала вести себя очень странно, и 9-С предпочёл молчать об этом с тех пор, как узнал причину. Он делал вид, что ничего не замечает и общался с ней как обычно. В отличие от 2-Б, которая совершенно не умела скрывать своих мыслей и побуждений, 9-С очень умело разыгрывал этот спектакль. Не умей он скрываться, он бы даже не пытался нелегально взломать главный сервер командования. И не один, а несколько раз.

Впрочем, довольно думать о себе. Всё равно он подлежит уничтожению и это случится очень скоро. Он знал. И знал что его убийцей назначена 2-Б.

Он узнал, как только получил указания отправиться на текущую миссию. Исследование руин – лишь фальшивое прикрытие. 2-Б явно получила иные указания.

Ты получила… приказ командования. Уничтожить 9-С. Меня. Верно, 2-Б?

Но, даже не смотря на это… она ведет себя странно. 2-Б ушла в себя, не слыша ничего вокруг, и он не видит в ней никакой собранности, ни тени напряжения. 9-С не думал, что она может взяться за выполнение сверхсекретной миссии в таком состоянии. С-типы никогда не смогут противостоять Б-модели в бою, но они хорошо владеют техникой контратаки и эффективно используют поддержку дальнобойных орудий своих дронов.

Поэтому… Возможно, причина неестественного поведения 2-Б не связана с его нелегальными попытками взлома. Возможно, тут дело совсем в другом.

Неожиданно 2-Б, шедшая перед ним, споткнулась и потеряла равновесие.

– Осторожно!

9-С бросился вперёд и подхватил её.

«Что случилось? Я никогда не видел, чтобы 2-Б спотыкалась о ступеньку…»

Да, конечно – древняя, полураскрошившаяся лестница оставляла желать лучшего, но 2-Б, с её идеальным атлетическим телосложением никогда бы не смогла так просто запнуться.

– Ты в порядке?

– Ах… да, – тихо ответила она отсутствующим тоном.

– Думаю, мы просто везунчики, что не нарвались на врагов. Если бы это случилось, последствия могли быть фатальны.

– Могли быть… фатальны?

9-С не верил своим глазам. 2-Б улыбалась. Кривой, страшной улыбкой. Что-то определённо было не так.

– Что с тобой? Ты плохо себя чувствуешь?

– Нет, я… в порядке.

Пошатываясь, она попыталась встать. Похоже, тело плохо её слушалось.

– Да ты хоть понимаешь что говоришь!? Ты СОВСЕМ не в порядке!

Почему он не заметил ухудшения её состояния раньше? Хотя… все её параметры были в зелёной зоне перед началом миссии. 9-С был ответственен за проведение профилактических работ, потому он бы тут же отменил миссию, если бы заметил хоть одно повреждение.

– Давай уйдём сейчас.

Но 2-Б проигнорировала его слова и снова пошла вверх по лестнице.

– 2-Б!

9-С повысил голос и схватил её за руку.

– Предупреждение: сигналы вражеских единиц распознаны поблизости.

– Предупреждение: множественные вражеские сигналы обнаружены.

Оба дрона одновременно уведомили их об опасности. Хотя вероятность встретить врага в таком месте была практически нулевой.

Однако они действительно появились – шесть летающих биомеханоидов. 9-С любил называть их «мелочь пузатая» за форму. И, похоже, они обладали способностью глушить радиоволны – вот почему дроны распознали их, когда те были уже слишком близко.

– Чёрт.

Они точно подгадали время, чтобы атаковать – 2-Б была далеко не в лучшем состоянии. Побег усложняло то, что крыша была открытой – так 2-Б и 9-С всегда будут под прицелом врага.

– Найнс! Назад!

Громкий, отчаянный крик.

2-Б неслась по лестнице. В ней словно что-то щёлкнуло. Её движения вновь стали точными и плавными – она вернулась к своему нормальному состоянию.

– Я тебя прикрою!

В конце концов, только это ему и остаётся. Оказывать ей всю возможную поддержку.

– Дрон! Проведи анализ алгоритма воздушных перемещений врага! – стараясь не мешать дрону 042, 9-С отдал приказ собственному дрону 153. Биомеханоиды всегда используют одни и те же алгоритмы передвижений, которые разнятся в зависимости от их размера и формы. Если вычислить данный алгоритм, 9-С сможет снизить полученный урон до минимума, практически не пострадав в процессе.

Дрон 153 уничтожил нескольких биомеханоидов, которые пытались напасть на 2-Б со спины. Они не были так уж быстры.

И как только 9-С подумал, что, наконец, настал удобный момент для побега, оба дрона вновь синхронно сигнализировали:

– Предположение: множественные наземные вражеские единицы могут находиться поблизости. Численность и типы врага неизвестны.

Воздушные противники помешали дронам собрать информацию о появлении других возможных врагов. Об этой проблеме надо было позаботиться в первую очередь.

– 2-Б! Беги вперёд! Я их добью!

Б-модели гораздо более успешны в схватке с наземным противником, благодаря своей физической силе.

– Поняла. Оставляю их на тебя.

2-Б перемахнула через перила и спланировала вниз, держась за дрон 042. Она быстро скрылась в коридоре. Её движения обрели былую уверенность.

– Дрон! Начинаю хакерскую атаку для захвата вражеского тела!

– Принято.

9-С взлетел по лестнице и быстро покрыл расстояние до врага. К счастью, реакция биомеханоида была медленной, и 9-С успел внедриться в его сознание практически сразу же.

Враг всегда оставался совершенно беззащитен перед его хакерскими атаками. Не смотря на то что биомеханоиды владели разнообразными техниками боя, справляться со взломом они так и не научились.

Быстро отыскав центр управления, он без проблем перепрограммировал настройки системы. Как только он сможет управлять хотя бы одной вражеской единицей остальное будет лишь делом техники.

9-С использовал атаки подконтрольной вражеской единицы, чтобы уничтожить пятерых воздушных противников. Ни один из них даже не среагировал на это. Возможно, биомеханоиды попросту не запрограммированы на то, чтобы воспринимать атаку других биомеханоидов – 9-С подходил к ним вплотную – они даже не пытались увернуться – и без проблем уничтожал их всего несколькими ударами.

Покончив с ними, 9-С активировал режим самоуничтожения, таким образом, вернувшись в своё тело. Он поспешил в коридор, где сражалась 2-Б. Он думал, что ей ещё нужна его помощь, но ошибся.

– Я смотрю, ты справилась.

Вокруг 2-Б дымились горы покорёженного металла – вот и всё что осталось от наземных боевых единиц. Теперь можно было вздохнуть спокойно, пусть и не теряя бдительности – в ближайшем окружении всё было зачищено.

– Ты не ранена?

– Я в порядке.

Но не успел 9-С испытать облегчение от этих слов, как в тишине раздался звон её меча, упавшего на каменный пол. 9-С кинулся к ней. Его терзали плохие предчувствия.

– 2-Б!

– Не ВолНУйся… мОя РУкА… ПростО сОскользнулА…

Её речь перекрывали странные помехи. Её руки мелко тряслись.

“Логический вирус!?”

2-Б рухнула на колени. 9-С сорвал её визор – и его опасения подтвердились. Её глаза ярко светились красным. Вне всяких сомнений заражение получено от контакта с вражеской боевой единицей.

– Я тебя вылечу!

– СтОй… Не… нАдо…

2-Б помотала головой. Боль мешала ей говорить.

– Что ты такое говоришь!? Нам нужно излечить твой вирус!

Нельзя медлить ни минуты – если вирус доберётся до её персональных данных, 9-С уже не вылечит её никогда. Он силой уложил сопротивляющуюся 2-Б на пол – она продолжала яростно мотать головой – и инициировал взлом системы.

4

Ослепительно белое пространство зоны взлома изъедено чёрными фрагментами логического вируса – классическая картина заражения.

Логический вирус захватывает память андроида, добираясь через неё до логических схем, после чего берёт контроль над их личностью и телом. Если заражённый андроид долго не получает лечения, он может напасть на своих же товарищей.

«Я должен поторопиться…»

К счастью, ему уже приходилось сталкиваться с этим типом вируса прежде.

«Инфекция расползается слишком быстро. Кроме того…»

Ярко-оранжевый луч атаковал персональные данные9-С. Атака вируса.

«Какой надоедливый».

Однако, поскольку вирус не обладал какими-либо дополнительными характеристиками, 9-С с легкостью уворачивался от любой атаки.

Очень быстро он не оставил от вируса и следа, но нужно было убедиться что все внутренние схемы 2-Б чисты. 9-С запустил сканирование всех систем.

– Э? Это что-то странное…

Сканируя систему, он обнаружил повреждения в структуре её персональных данных. Обычно зона взлома похожа на «сплошные белые стены» но то, что он видел перед собой сейчас, больше напоминало испещрённые трещинами стены заброшенных зданий. Он не мог заметить этого раньше, потому что вирус полностью маскировал эти трещины.

– Неужели это последствия вируса?

Нужно было выяснить, в чём дело. Продвигаясь всё глубже в регионе памяти, он услышал, как завыл ветер. Огромные буквы заполнили всё пространство перед ним.

Следовательно, твоя основная задача – уничтожить 9-С.

Это был фрагмент какого-то воспоминания – скорее всего строки сообщения. Звук ветра скорее всего был воспоминанием об окружающей обстановке в пустыне. 9-С хорошо помнил как она стояла и читала это письмо, ведь это случилось совсем недавно.

9-С приостановил сканирование и осуществил доступ к памяти. Он чувствовал себя виновато, но если уж тут упоминается его имя, то лучше проверить.

… вновь пытался получить несанкционированный доступ к серверам. Мы зафиксировали его последнюю попытку – на этот раз он смог проникнуть к самому последнему защитному барьеру.

Буквы затряслись. Звук ветра прекратился – похоже, 2-Б била сильная дрожь, когда она это прочла.

Следовательно, твоя основная задача – уничтожить 9-С.

2-Б сопротивлялась лечению, потому что ей не хотелось, чтобы он это увидел.

Зачем ты так мучаешься? Я всё равно уже давно знаю, что тебя послали убить меня.

Единственное, что не было ему известно, только с каких пор она знала об этом. Но он сам точно знал, что получен этот приказ был с точки доступа в пустыне. Он почувствовал это, глядя на 2-Б, которая в тот момент стояла к нему спиной. Последней каплей стало то, что она даже не подозревала о его присутствии.

– Голова утилизирована.

Звук этого голоса испугал 9-С. Фрагменты воспоминаний, относящихся к другому временному промежутку, всплыли в её голове, когда она читала своё письмо. Каким страшным и безжизненным был этот голос. Но поскольку он был очень похож на голос 2-Б, 9-С осторожно прикоснулся к этому воспоминанию.

– 2-Б на связи. Миссия выполнена.

Тот же голос. Это точно была 2-Б. Но чью голову она уничтожила?

9-С попробовал разобрать обрывки данных памяти.

– Что… это?

На первый взгляд могло показаться, что это просто разные рваные куски, однако это было не так – она были соединены самым странным самым неестественным образом. И что самое странное – каждый фрагмент словно ощетинился острыми шипами. 9-С никогда не приходилось видеть чью-либо память в таком состоянии.

Искорёженные, изуродованные, покрытые шипами…

Такими были воспоминания 2-Б.

Может, ему лучше не трогать их. Оставить как есть. Может неведение блаженно. Умом он это понимал, но остановиться уже не мог. Он проклинал свою программную любознательность.

Как только он прикоснулся к следующему воспоминанию, то его пронзила острая боль. Но она помогла принять окончательное решение – ему нужно видеть всё.

С-тип никогда не сможет противостоять Б-модели в бою.

Это же… его собственный голос. И раз это память 2-Б, значит, когда-то он говорил ей эти слова. Но он не мог вспомнить когда. Значит… его воспоминания были стёрты.

Но кем? И зачем?

В попытках найти ответы, 9-С перешёл к следующему фрагменту.

«Прощай, 2-Б…»

Снова его собственный голос. Такой дрожащий и слабый – при его звуках 2-Б было очень трудно сдержать эмоции. 9-С не получил никакой визуализации внутри этого воспоминания, следовательно в тот момент её глаза были крепко зажмурены.

«Прощай, 2-Б…»

«Прощай, 2-Б…»

«Прощай, 2-Б…»

Одни и те же слова повторялись снова и снова. Потому что когда 2-Б читала письмо с точки доступа в пустыне они не выходили из её головы.

Но где и когда он сказал их ей?

Очередной фрагмент памяти начал проигрываться перед его глазами сам собой. Это была миссия в так называемом Пустынном Храме. Место, в котором 2-Б впервые убила его. Она заточила его в ловушку, когда он находился в зоне взлома, инициировав хакерскую атаку на её систему, отрезала все пути выхода с помощью самозамыкающегося алгоритма и удалила его данные.

Это были его последние слова, перед тем как его жизнь угасла внутри её зоны взлома.

«Ты уже убивала меня прежде».

Это всё объясняет, подумал 9-С. Теперь понятно, откуда было это чувство чудовищной неправильности происходящего.

Он попытался осуществить доступ к следующему фрагменту. И снова страшная боль пронзила всё его существо, но его уже было ничем не остановить.

Одно убийство произошло в открытом космосе. 2-Б убила 9-С до приземления на Землю. В следующий раз – снова в Пустынном Храме. Решив не повторять своей прежней ошибки, она убила его одним ударом меча прямо у входа. Ещё несколько убийств произошли прямо здесь, в Затерянном Храме.

Иногда она убивала его по завершению множества совместных миссий. Иногда она атаковала его, когда они ещё были «чужими» друг другу.

И неважно сколько раз ей приходилось убивать, неважно сколько раз его память снова и снова стирали, результат всегда был один и тот же – 9-С приходил к выводу, что командование что-то скрывает. И для того, чтобы подтвердить или опровергнуть свои подозрения он неизменно взламывал главный сервер.

2-Б пыталась его спасти. Много раз подряд. Как только ей снова давали его в пару, она делала всё, чтобы он перестал подозревать командование. Когда 2-Б получала приказ уничтожить его и не имела возможности ничего сказать, она стирала все его воспоминания в попытке подавить его подозрения в зародыше.

Но все её усилия были тщетны. Что бы она ни делала, всё всегда кончалось одинаково. Она была с ним холодна, она была с ним нежна. Она называла его «Найнс», или она отказывалась использовать это ласковое обращение – ничто не имело значения, итог всегда был один. 2-Б получала приказ о его уничтожении.

Вот значит как…

С первого дня их встречи это его всегда волновало больше всего – почему оставаясь с ним наедине, 2-Б словно обращалась к кому-то ещё. Тогда он, было, решил, что ей приходилось работать с другими сканерами прежде.

Его предположение было неверным и в то же время в некоторой степени верным – она никогда не работала с другими С-моделями. Она работала только с 9-С. Но с не совсем «тем» 9-С, которым он являлся сейчас.

– Думаю, мы просто везунчики, что не нарвались на врагов. Если бы это случилось, последствия могли быть фатальны.

Теперь он понимал, почему эти слова вызвали у неё такую странную реакцию. Потому что его предыдущее «я» использовало ту же фразу в том же самом месте. И затем она его убила. Именно поэтому эти же слова вызвали в ней такие болезненные воспоминания и заставили страдать.

Да и не только эти слова. Абсолютно все воспоминания о нём причиняли ей невероятную боль. Такую сильную, что её данные деформировались в этой зоне.

Я не собираюсь извиняться за это, потому что такова моя миссия. Я не почувствую вины. Никогда. Никогда!

9-С снова посмотрел на её данные. Ослепительно белоснежные они выглядели так, что коснись их ещё хоть раз – и они рассыпятся в мелкую пыль.

5

Её сознание быстро возвращалось. Она моргнула от неожиданности, увидев лицо 9-С так близко от своего. Он смотрел на неё и был очень печален… или ей показалось?

Она подняла на него глаза.

– Найнс…?

Точно. На них напал враг, потом она была поражена логическим вирусом в сражении. Последним что она помнила, были отчаянные попытки остановить 9-С…

– Я вылечил вирус.

У неё не вышло. Значит, он уже побывал в разделах её памяти.

– Так… ты всё видел?

9-С молча кивнул.

– Ясно…

Она не была удивлена. Она знала, что этот день рано или поздно наступит, потому что модели С-типа очень проницательны. Уже не в первый раз 9-С сообщал ей о том, что знает всё.

– Значит, 2-Б это твоё ненастоящее имя.

Но события ещё никогда не развивались по такому сценарию.

– 2-П.

Впервые он назвал её настоящее имя. Модель 2, тип П – Палач. Модели этого типа специализируются в устранении мятежников и дезертиров, и так же в убийстве тяжело раненных, потерявших способность сражаться андроидов на поле боя. Она – солдат ЙоРХа, призванный выполнять эту грязную работу.

2-Б вытащила меч из ножен. Его плечи задрожали. Она уже столько раз убивала его прежде.

– Я больше не могу тебя убивать…

Она протянула ему своё оружие рукоятью вперёд.

– Поэтому… прошу, убей меня.

Её миссия провалена. Теперь она может считаться дефектной П-моделью, которая не способна отвечать своей функции.

– Если мне суждено умереть, я хочу умереть от твоей руки…

Она не питала никаких иллюзий о том, что это может считаться искуплением за всё, что она с ним сделала. Но если сейчас у неё появилась возможность хоть как-то отплатить 9-С за все страдания – это всё, что она может ему предложить.

Она видит, с какой решительностью он сжал её меч. Улыбаясь, она спокойно ожидает своего конца.

Ярко блеснуло лезвие. Но меч был направлен не на неё.

– НАЙНС!?

Фонтан горячих брызг синтетической крови окатил ей лицо, и её глаза расширились от ужаса. 9-С, перерезавший собственную глотку медленно, слишком медленно упал в её руки. Она сжала его тело в объятьях и её собственные крики «Почему, почему!?» доносились до неё словно издалека.

– Потому… что мне было хорошо.

Она не верила своим ушам. Ему было хорошо? Это невозможно. Невозможно…

– Мне было так хорошо с тобой… Думаю… все мои предыдущие «я» думали так же…

– Найнс…

Прости меня, хотелось ей сказать, но 9-С прервал её.

– Не извиняйся… Лучше…

Его хриплое дыхание прерывалось, но он всё равно улыбался.

– В следующий раз… не мучай себя… убивай меня спокойно… Потому что… мы встретимся вновь…

Как только его воспоминания сотрут и перенесут предустановки личности в новое тело, он снова сможет встретиться с 2-Б. Даже если будет не совсем прежним «собой».

– Я так хочу… снова… встретить тебя…

Даже если эта встреча – не более чем прелюдия к очередному убийству.

– Понимаю…

Слёзы жгли ей глаза – она больше не могла разглядеть его лица.

Его тело становилось тяжелее с каждой минутой. Его рука, ласково касающаяся её щеки ослабев, тяжело упала вниз. Сигнал его чёрного ящика практически исчез. Было просто жестоко продолжать его мучения.

Она осторожно уложила 9-С на пол и вонзила меч ему в грудь. Сигнал чёрного ящика тут же погас.

– Я обещаю тебе…

Что больше не буду медлить и убью тебя снова. И снова. Не потому что это моя миссия. Потому что это было твоим желанием. Я буду убивать тебя… чтобы ты мог встретить меня вновь.

И с этими мыслями 2-Б молча вытащила окровавленный меч из его груди.